ПЦКФУН


  1. Финно-угорские народы
  2. Финно-угорские игры
  3. Финно-угорские
    пословицы и поговорки
  4. Финно-угорские организации
  5. Фильмотека
  6. Культура народов Поволжья
  7. Фольклор народов Поволжья
  8. Национальная кухня
  9. Национальный костюм
  10. Национальные танцы
  11. Национальные праздники
  12. Этнотуризм
  13. Государственные символы субъектов РФ

Баннер

 

 

В.В. Путин

Финно-угорские народы, проживающие на обширных пространствах Евразийского континента, внесли большой вклад в развитие человеческой цивилизации. Их уникальное духовное наследие, отражающее, в частности, глубокое понимание природы, давно стало достоянием мировой культуры.

Д.А. Медведев

Россия - общий дом для многих финно-угорских народов, которые на протяжении веков живут бок о бок с другими этносами. Вместе укрепляют наше государство, развивают экономику. Уважая и поддерживая друг друга, сохраняют и обогащают уникальное культурное многообразие страны.

И. В. Баринов

Историю и обычаи финно-угорских народов необходимо сохранить, в том числе с помощью проектов, которые необходимо дополнить современным аспектом, который мог бы заинтересовать молодежь.


Фотоальбом
Медиа

           К а л е н д а р ь           
ПнВтСрЧтПтСбВс
                                                      

Финно-угорская газета

Фольклор народов Поволжья


Русские (Поволжье) Мордва Марийцы Удмурты
Чуваши Поволжские татары Башкиры

Русский фольклор (Поволжье)


Русские пословицы и поговорки — это меткие выражения, придуманные русским народом, а также переведенные из многих древних письменных источников, а так же заимствованные из разнообразных произведений литературы, в короткой форме выражающие мудрые и глубокие мысли. Многие русские пословицы и поговорки состоят из двух и более соразмерных, рифмующихся частей. Пословицы, как правило, имеют прямой и переносный смысл. Зачастую существует несколько вариантов пословиц с одной и той же моралью (моральная инварианта). Пословицы отличаются от поговорок так сказать более высоким обобщающим смыслом. Наиболее древние из дошедших до наших дней произведений русской письменности, содержащих пословицы, датируются XII веком.

Слово сказка известна с XVII века. До этого времени употребляли термин "байка" или "басень", от слова " бать", " рассказывать". Впервые это слово было употреблено в грамоте воеводы Всеволодского, где осуждались люди, которые " сказки сказывают небывалые". Но ученые полагают, что в народе слово "сказка" употреблялось и раньше. Талантливые сказочники в народе были всегда, но о большинстве их них не осталось никаких сведений. Однако, уже в 19 веке появились люди, которые поставили своей целью собрать и систематизировать устное народное творчество.

Ярким собирателем был А.Н.Афанасьев. С 1857 -1862 годы им создаются уже сборники русских народных сказок. Уже в 1884 году вышел сборник собирателя Д.Н. Содовникова " Сказки и предания Самарского края". В этом сборнике были записаны 72 текста от сказочника Абрама Новопльцева - простого крестьянина из села Повиряськино Ставропольского уезда. В репертуар данного сборника вошли сказки: волшебные, бытовые, сказки о животных.

В советский период начали выходить сборники, представляя репертуар одного исполнителя. До нас дошли такие имена: А.Н. Барышниковой (Куприяниха), М.М. Коргуева ( рыбака из Астраханского края), Е.И. Сороковикова ( сибирского охотника) и др.

В словаре В.И. Даля сказка определяется как "вымышленный рассказ, небывалая и даже несбыточная повесть, сказание". Там же приводится несколько пословиц и поговорок, связанных с этим жанром фольклора: Либо дело делать, либо сказки сказывать. Сказка складка, а песня быль. Сказка складом, песня ладом красна. Ни в сказке сказать, ни пером описать. Не дочитав сказки, не кидай указки. Сказка от начала начинается, до конца читается, а в серёдке не перебивается. Уже из этих пословиц ясно: сказка — вымысел, произведение народной фантазии — "складное", яркое, интересное произведение, имеющее определённую целостность и особый смысл.

Русская народная сказка – это сокровище народной мудрости. Её отличает глубина идей, богатство содержания, поэтичный язык и высокая воспитательная направленность ("сказка ложь, да в ней намек"). Русская сказка - один из самых популярных и любимых жанров фольклора, потому что в ней не только занимательный сюжет, не только удивительные герои, а потому, что в сказке присутствует ощущение истинной поэзии, которая открывает читателю мир человеческих чувств и взаимоотношений, утверждает доброту и справедливость, а также приобщает к русской культуре, к мудрому народному опыту, к родному языку.


Фольклор Башкортостана


Башкиры — тюркский народ, проживающий на территории Республики Башкортостан, а также Челябинской, Оренбургской, Тюменской и некоторых других краёв и областей РФ. Коренной народ Южного Урала и Приуралья. Численность башкир в мире — около 2 миллионов человек. По численности башкиры занимают четвёртое место в России после русских, татар и украинцев. Национальный язык — башкирский. Религия: ислам суннитского толка. Родственные народы: татары, казахи и др. тюркские народы.

○ В открытую дверь любой войдёт

○ Видел раз — знакомый; видел два — товарищ; видел три друг.

○ Где дыра — там ветер, где лодырь — там и разговоры.

○ Дитя унимай смолоду, жену — с первого раза.

○ Дорога даже в ухабах лучше бездорожья.

○ Если дал другу коня, не проси беречь его.

○ Если ты сел на льва, то пусть твоя плётка превратится в саблю.

○ Если умер отец — не забывай его друга.

○ Если хочешь повеситься, вешайся на ценном из деревьев.

○ Жадный взбесится — в колодце рыбу удит, лентяй взбесится — в праздник работает.

○ И маленькое дело делай, как большое.

○ И ты мулла, и я мулла, кто же коням сена даст?

○ Как подумаешь, так увидишь.

○ Коня за месяц испытаешь, человека — за год.

○ Ласковым словом камни сломаешь.

○ Лев, который вышел на охоту, не вернётся без добычи.

○ Лентяй одно дело дважды делает.

○ Не бери кого сам любишь – обманешься, бери кто тебя любит – возрадуешься.

○ Не верь улыбке врага.

○ Не поседеет борода — не поумнеет голова.

○ Не суди по силе рук, а суди по силе сердца.

○ Не умеющий плясать, музыки не любит.

○ Незнание — не порок, нежелание знать — большой порок.

○ Нелюбимый — всегда лишний.

○ Опасен не сильный, а мстительный.

○ Плохая лошадь состарит хозяина, плохая жена – мужа.

○ Понадеешься на тот свет, ни с чем на этом останешься.

○ Понадеявшись на многое, не потеряй малого.

○ Прежде чем войти, подумай, как выйти.

○ Самое толстое бревно ещё не дом.

○ Себя не возвеличивай, других не унижай.

○ Сильный победит одного, знающий — тысячу.

○ У кого нет отца, тот — полсироты, у кого нет матери — тот круглая сирота.

○ Умный хвалит коня, полоумный — жену, а глупец — сам себя.

○ Видел раз - знакомый; видел два - товарищ; видел три - друг. Башкирская поговорка

○ Где дыра - там ветер, где лодырь - там и разговоры. Башкирская поговорка

○ Если умер отец - не забывай его друга. Башкирская поговорка

○ Жадный взбесится - в колодце рыбу удит, лентяй взбесится - в праздник работает. Башкирская поговорка

○ И ты мулла, и я мулла, кто же коням сена даст? Башкирская поговорка

○ Как подумаешь, так увидишь. Башкирская поговорка

○ Коня за месяц испытаешь, человека - за год. Башкирская поговорка

○ Не поседеет борода - не поумнеет голова. Башкирская поговорка

○ Опасен на сильный, а мстительный. Башкирская поговорка

○ Понадеявшись на многое, не потеряй малого. Башкирская поговорка

○ Прежде чем войти, подумай, как выйти. Башкирская поговорка

○ Самое толстое бревно еще не дом. Башкирская поговорка

○ Себя не возвеличивай, других не унижай. Башкирская поговорка

○ Сильный победит одного, знающий - тысячу. Башкирская поговорка

○ Умный хвалит коня, полоумный - жену, а глупец - сам себя. Башкирская поговорка

○ Чужой не простит, свой не убьет. Башкирская поговорка

Дополнительные источники:

Башкирские пословицы и поговорки

Татарские и башкирские поговорки

Башкирские сказки, легенды…


Марийский фольклор



Марийские пословицы и поговорки


Марийцы (ранее их называли черемисы) — финно-угорский народ в России, одна из народностей Поволжья. Общая численность марийцев — около 700 тыс. человек. Половина от этого числа проживают в республике Марий Эл. Большое колличество марийцев (более 100 тыс. чел.) проживают в Башкирии. Выделяют три группы марийцев: горные, луговые и восточные. Марийский язык относится к финно-волжской группе финно-угорской ветви уральских языков. Ранее марийцы исповедовали язычество. Родственные народы марийцев: меря, мокша, мурома, эрзя.

Ещё в глубокой древности зародился марийский народный фольклор, основными жанрами которого являются легенды, предания, сказки, пословицы и поговорки, песни, а также приметы и загадки.

***

○ Без ходьбы не бывает тропы, без взаимного посещения не бывает родни.

○ Братья побеждают даже и медведя. (о дружбе)

○ В теле женщины имеется три капли змеиной крови.

○ Вдова – огород без изгороди.

○ Вдова – потерявшаяся гусыня.

○ Вышла замуж – терпи, заячья шкура тоже терпит три года.

○ Дитя – родительская кровь.

○ Если дитя не почитает родителей, то он бестолковый.

○ Если мальчик пойдёт по стопам отца – будет настоящим человеком.

○ Если отец – горшок с сажей, а мать – бочонок с дёгтем, их дети не станут ягодкой малины.

○ Если придёшь к сыну – садись к столу, к дочери – ближе к дверям.

○ Если ребёнка поучает мать – будет шустрым в труде, если отец – будет быстрым на ум.

○ Если укоряет мать, укоряет к добру.

○ Жена с мужем — одна кровь.

○ Жена может и богатым и нищим сделать.

○ Женитьба, замужество – не кашу есть.

○ Женщина – домашний леший. (о женщине с отрицательной стороны)

○ Жизнь девичья — медовая, жизнь бабья — собачья.

○ Дальняя родня – сливочное масло, близкая – горькая редька.

○ Детей нет – одно горе, есть – три горя.

○ Для каменных дворцов в цене камни, для деревянных – дерево, для родителей – дети.

○ Доброта брата со снохой — на вершине голой сосны.

○ Каждому свой ребёнок дорог.

○ Когда дети малы – одно горе, вырастут – много горя. (букв. «сто» в переводе с марийского)

○ Когда женится сын, приходится пить и помои. (пословица о сыне с отрицательной коннотацией)

○ Кто не слушается родителей, тот часто попадает в беду.

○ Ложное слово — на три дня, правдивое слово — на века.

○ Лошадь — крылья человека.

○ Лошадь — опора хозяйства.

○ Луга красивы цветами, родной край — своим народом.

○ Материнское молоко всегда на нашем языке.

○ Материнское сердце при детях, детей – при камне. (о неблагодарных детях)

○ Мать ругает любя.

○ Муж и жена – пара колокольчиков.

○ Мужчина без жены, как гусь, ищущий водицы.

○ Мы — родня, столкуемся.

○ На ольхе яблоки не растут.

○ На словах масло — на сердце камень.

○ На солнышке тепло, а с матерью ещё теплее.

○ Необученному жеребцу дороги нет.

○ Одна спичка — не спичка, один сын — не сын.

○ От ели рождается ель, от дуба – дуб.

○ Пока жеребёнок сосёт, мать наестся, облизывая лёд. (т.е. ради ребёнка мать всё стерпит)

○ Пока маленькие – тяжело ногам, вырастут – тяжело сердцу. (о детях)

○ Посадив лопух, капусту не вырастишь.

○ При матери теплее.

○ Родителей кормлю – долги возвращаю, сына воспитываю – в долг отдаю, ращу дочку – кидаю в воду.

○ Родная земля — всем мать.

○ Силён медведь, да ведь и его ловят.

○ Слова старших не упадут в землю. (т.е. не пропадут, сбудутся)

○ Словами можно гнуть и ольховые дуги.

○ Советы дальнего родственника дороже золота.

○ Советы старшего – серебряные монетки.

○ Сны вкуснее слоёных блинов.

○ Ссора между мужем и женой только до высыхания шёлкового полотенца.

○ Сын родится держать хозяйство, дочь – мотать хозяйство.

○ Сына воспитывают, чтобы руки отдыхали, дочку – чтобы сердце успокаивалось.

○ Тропинка от ходьбы прокладывается.

○ У дерева с крепкой сердцевиной и ветки должны быть хорошие.

○ У зятя с дочерью – калиновые пироги, у сына со снохой – солёные пироги.

○ Ударяя по оглобле, лошадь не научишь.

○ Ум у марийца на три дня позже идёт, у татарина на три дня вперёд, у русского — точь-в-точь.

○ Хваленый ягнёнок (дитя) поносливый. (неблагоразумно с точки зрения воспитания хвалить детей)

○ Хозяйство без лошади, что человек без головы.

○ Хотя у воронёнка и рот некрасивый, для матери он очень красивый.

***

Дополнительные источники:

Марийские пословицы и поговорки

Использованная литература:

1) «Марий калык ойпого: калыкмут-влак – Свод марийского фольклора: пословицы» / сост. А.Е. Китиков. – Йошкар-Ола: МарНИИЯЛИ, 2004. – 208 с.

2) Ибатов С. «Пословицы и поговорки марийского народа» — Йошкар-Ола: Марийское книжное издательство, 1953. – 88 с. Марийский НИИЯЛиИ. Под ред. К.А.Четкарева.

Марийские мифы и предания

Мифы марийцев одновременно близки и к мифам удмуртов, и к мифам мордвы. Сильным было воздействие на марийскую мифологию тюркских традиций, развивавшихся уже под влиянием ислама в средневековых государствах - Волжской Болгарии и Золотой Орде.

В начале ХХ века марийскую религию и мифологию исследовал знаменитый финский религиевед Уно Хольмберг (Харва), в последнее время исследованием традиционного фольклора марийцев занимается В.А. Акцорин и др.


Живой камень

Марийская легенда

Зимою среди белоснежной пустыни, а в летнее время среди зелени весёлых полевых цветов возвышается над тихой речкой утёс Живой камень.

Не всегда, однако, бывало пустынно вокруг него. В давно минувшие времена здесь были большие селения черемисского народа, и жил среди них могучий и славный богатырь по имени Чумбулат. Человек он был простой, трудолюбивый и тихий в обычное время, но, как только неприятель угрожал нападением на родную страну, богатырь поднимался на её защиту. Верхом на буром коне c косматой белой гривой, вооруженный с головы до ног, Чумбулат выступал впереди своего народа, непобедимый и грозный, и всякий раз быстро сокрушал врагов и обращал их в бегство.

Долго жил богатырь на свете, оберегая свою родину и народ, но пришла и ему пора умирать. Собрались вокруг него черемисы, плакали и скорбели о нём, а он утешал их:

- Не бойтесь. Я никогда и мёртвый не дам вас в обиду. Когда плохо придётся, когда самим вам не справиться с неприятелем, подойдите тогда к моей могиле и скажите громким голосом: «Вставай, Чумбулат! Враги у ворот!» Я встану тогда и обороню вас.

С этим и умер Чумбулат.

Торжественно похоронили черемисы своего богатыря в каменной круче в полном вооружении, какое надевал он на битву, похоронили вместе с бурым конем его, белохвостым, с косматой гривой. В каком виде выступал он, бывало, против врагов, в таком и похоронили его. Справили по нему богатые поминки и долго оплакивали тяжелую потерю:

- Не стало среди нас великого Чумбулата! Нет с нами нашего богатыря!

Шло время. Всё было благополучно, и мало-помалу Чумбулата начали забывать. И забыли бы о нём, может быть, совсем, как вдруг появился сильный враг и начал окружать черемисов непролазным кольцом. Вспомнили они тогда о своём богатыре, побежали к скале, к могиле его, и стали громко звать на помощь:

- Вставай, Чумбулат! Вставай, враги у ворот!

И дрогнула каменная круть, раскололась надвое, и появился из тёмной расщелины Чумбулат на коне своём, в кольчуге и шлеме, со щитом на руке, с копьём у стремени, с мечом над головой. Бросился он на чужих, колол, рубил, топтал обезумевших от страха врагов и быстро обратил в бегство неприятельское войско. А когда опасность миновала, Чумбулат, ни на кого не взглянув, молча вернулся к своей скале; снова замкнулась она за ним и поглотила его вместе с конем.

Много времени прошло. Когда наступала беда, всякий раз Чумбулат выручал свой народ, и никакой враг не был страшен черемисам.

Подсмотрели однажды ребятишки, как старшие вызывали на помощь себе Чумбулата. Начали они играть в войну, подбежали к скале и давай звать богатыря:

- Вставай, Чумбулат! Враги у ворот!

Дрогнула скала. Выехал Чумбулат на коне, в полном вооружении. А неприятеля нет. Ни направо, ни налево - нет никого. Повернулся тогда богатырь и молча поехал обратно к горе и исчез в ней.

Ребятишкам это понравилось. Сколько было и страху, и хохоту, и сколько потом всяких рассказов!

Стали опять играть в войну и опять вызвали Чумбулата.

Выехал снова на их зов богатырь. Не видя опять врага, он нахмурился и сердито повернул коня обратно.

Мало и этого показалось мальчишкам. Они в третий раз вызвали богатыря:

- Вставай, Чумбулат! Враги у ворот!

Затряслась земля. Со страшным грохотом развернулась гора, и выехал оттуда разгневанный Чумбулат с мечом над головой. И конь с пеной у рта взвился на дыбы - только бы ринуться в битву. А неприятеля и в помине нет. Только окрестные черемисы в ужасе сбегались на грохот.

Увидел их Чумбулат и крикнул им:

- Не цените вы моих трудов, черемисы! Я вас спасал от всякого врага, а вы надо мной потешаться начали, понапрасну меня тревожить! Помните: ухожу теперь от вас навсегда!

Опустил Чумбулат свой победный меч, повернул коня и скрылся в скале.

Не стало с тех пор у народа защитника. Начались войны, некому было заступиться за черемисов.

Молчалив стал и тих серый утёс над рекой; оброс он снизу мхом и травой, где шелестят иногда ящерицы, а на вершине его садится отдыхать дикий ворон.

Но не пропали надежды у черемисов. Камень таит в себе живую силу. Настанет время - забудет Чумбулат обиду и защитит народ свой от всякого врага. Потому и зовётся этот камень Живым, что жива за ним великая сила и в народе не умирает вера в счастливое будущее.

Дополнительные источники:

Марийские мифы и предания

Марийские сказки

Марийские народные сказки


Фольклор Мордовии




Мордовские пословицы и поговорки

Мордва — финно-угорский народ в России, который делится на два субэтноса — мокша и эрзя. Один из народов Поволжья. Говорят на мокшанском и эрзянском языках, относящихся к мордовской подгруппе. Общая численность — около 900 тыс. человек. Из них около трети — проживают в самой Мордовии. Относятся к коренному населению Центральной России. Верующие — в основном православные, есть также приверженцы дохристианских языческих традиций. Мордовские языки — эрзя и мокша — входят в волжскую подгруппу финской группы угро-финской семьи языков.

***

○ Без братьев можно жить, а без друзей нельзя.

○ Без веток не — дерево, без детей — не семья.

○ Без жены хоть утопись, а с плохой женой хоть удавись.

○ Без мужа женщина сирота.

○ Бесконечно только небо, всему есть предел.

○ Больной человек ребёнком становится.

○ В беду попадёшь — хороший друг придёт, а плохой отойдёт.

○ В избе и кочерга — нужная вещь.

○ В родную сторону и дорога широка.

○ Весной спишь – осенью маешься, зимой рыдаешь.

○ Враг сначала похвалит, а потом в ловушку заманит.

○ Где огонь, там и дым.

○ Голодный человек злее зверя.

○ Горе тупым ножом режет.

○ Гостинцами не прокормишься, подарками — не оденешься.

○ Далёкая родня — дважды родня.

○ Дело не знаешь — и лаптя не сплетёшь.

○ Для внука дедушка — советчик, для дедушки внук — помощник.

○ Зло добра не делает.

○ И за селом люди живут.

○ Избалованный ребёнок — не кормилец.

○ Имя хозяина носит, а семью свою прокормить не может.

○ Каков отец — таков и сын.

○ Какова яблоня, таково и яблоко.

○ Кого любишь, с тем на край света пойдёшь.

○ Кто много говорит, тот и глупости наговорит.

○ Легко о деле сказать, да тяжело его сделать.

○ Лодырь боится трудностей как могилы.

○ Людям плохое сделаешь — плохое и себе жди.

○ Молодость проходит мигом, старость — тихим шагом.

○ Над старым человеком не смейся, сам старым будешь.

○ Пусть дерётся, но только был бы. (о муже)

○ Пятеро сыновей подрастают, а они о шестом мечтают. (эрзя)

○ Рано встанешь — много сделаешь.

○ Ребёнок без родителей, что пёрышко на ветру.

○ Ребёнок уронит одну слезу, а его мать — две.

○ Счастье родителей — в счастье детей.

○ Тёплую весну проспишь — холодную зиму проклянёшь.

○ Тот человек силён, который природу обновляет.

○ Хвали собаку, когда спит, а барина – когда умрёт.

○ Хорошее плохим не обернётся.

○ Человеком родился — будь человеком.

○ Что сделаешь, то и увидишь.

***

Мордовские мифы, предания, сказки

Мифы двух групп мордвы - эрзи и мокши - в целом близки. По-разному именуются некоторые боги и герои. Так, у мокши верховный бог-творец носит имя Шкай ("Творец"), Шкай-пас, Шкабаваз (пас или паз - "бог"), Вярдя-Шкай.

У эрзи он именуется родственным именем Нишке (от ни - "великий" и шке - "творец"), Чи-паз или Чам-паз ("Высший бог").

Один из мифологических персонажей - Тюштя. Он считался главой племен мокши и эрзи. В ранних фольклорных сюжетах Тюштя - положительный образ, в поздних - отрицательный. Он наделен магической силой. На лбу у него солнце, на затылке - светлый месяц, на концах волос - светящиеся звездочки. Тюштя красив, нарядно одет, строен. В других мифологических произведениях Тюштя сидит на белом коне, его помощники - вещий ворон с железным клювом, три ласточки, пчелиная матка, конь. Позднее этот образ из мифов перекочевал в эпические песни, сказки, в которых он предстает как руководитель, жрец и в то же время пахарь, воин.


Как Бог и Шайтан творили мир


(миф о творении мира)

Когда на свете не было ничего, кроме воды, Чам-паз плыл на камне по океану. Он размышлял о том, как ему сотворить мир, чтобы им управлять. Бог посетовал, что нет у него ни брата, ни товарища, с которым он мог бы посоветоваться о деле творения, и с досады плюнул в море. Тут он увидел, что слюна превратилась в какой-то бугор, плывущий за ним.

Бог ударил бугор волшебным жезлом, чтобы уничтожить его, но оттуда выскочил Шайтан. Он и напросился к Богу в братья и товарищи. Чам-паз обрадовался нежданному товарищу и, хотя и отказался признать в нём брата, стал спрашивать Шайтана, как достать землю. Тот не знал, как поступить, мудрый же Чам-паз велел ему нырять на дно океана и достать песку, да при этом помянуть его - божье - имя.

Шайтан дважды нырял на дно, но вместо имени Чам-паза произносил своё, поэтому песок его обжигал. На третий раз бог пригрозил Шайтану, что если он не помянет божьего имени, песок сожжёт его совсем. Испуганный Шайтан набрал в рот песку и вынырнул, да отдал Чам-пазу не весь песок, желая сотворить собственную землю.

Между тем, бог стал посыпать песком море, и земля стала разрастаться на водах. Стала расти и утаённая земля во рту у Шайтана, да так, что голова его раздулась в огромную гору, а сам неудачливый творец завопил от боли.

Пришлось Чам-пазу ударить Шайтана жезлом по голове, чтобы тот смог выплюнуть песок и исцелиться. Этот песок с такой силой низвергнулся на ещё нетвёрдую землю, что в ней появились ямы и овраги, а выплюнутый песок взял да и обратился в холмы и горы.

Шайтан принялся вредить богу во всех делах творения, и Чам-пазу пришлось всё исправлять. На чистый небосвод Шайтан напустил тёмные тучи, но бог вложил в них плодородный дождь. На гладкую поверхность вод Шайтан выпустил ветры, но бог построил лодку, сшил парус - так люди научились судостроению. В горы бог поместил драгоценные металлы и камни, а из накиданных Шайтаном камней научил людей делать мельничные жернова. Овраги он наполнил водой, и оттуда потекли речки.

Чам-паз засадил землю прекрасными деревьями, но Шайтан создал бурю и повалил их. Расчищенные от деревьев места бог превратил в пашни и луга, научив людей землепашеству и сенокошению. Наконец, Чам-паз проклял Шайтана за злобу и гордыню и навсегда заточил его под дно морское, чтобы он вечно мучился там от пламени.

Затем Чам-паз создал себе истинную помощницу - богиню плодородия Анге-патяй.

Согласно преданиям мокши, Шкай, также лишившийся помощника, создал некоего Солтана (Султана), почитаемого на земле как Султан-Керемет, по другим мифам - богиню плодородия Нороваву. Однажды она не поспела вовремя на небо, потому что раздавала хлеб голодным. Дело было в пятницу, и Шкай чуть не поднял её за это на солнце в своё жилище. Женщина спаслась только благодаря тому, что бог пожалел её детей.

Дополнительные источники:

Мордовские народные сказки

Мордовские пословицы и поговорки с переводом

Мордовские мифы и предания

Источник: «Мордовские пословицы и присловия». Составитель: К.Т. Самородов, Саранск, 1968 г.



Фольклор и обычаи татарского народа


Национальные традиции и фольклор тесно связаны с историческими, политическими, социальными и психологическими особенностями татарского народа.

Легенды и исторические предания рассказывают об истории возникновения города Булгар, о национальной борьбе этого народа за независимость и свободу. Волшебные сказки служат источником для познания обычаев, обрядов и быта татарского народа. А пословицы, песни и байты поведывают о таких качествах, как любовь к справедливости, доброта и гостеприимство.

Возникновение обрядового фольклора связано с трудовой деятельностью и религиозными верованиями татар. С принятием ислама, начинается борьба двух верований. Язычество постепенно вытесняется канонами новой религии. На местах языческих богов появляютмя мусульманские пророки и «святые», языческие импровизированные заклинания заменяются текстами из книг ислама.

К сожалению, до наших времен дошли лишь некоторые крупицы сведений об обрядовых традициях татарского народа. Известно лишь то, что основные праздники – сабантуй и джиен, связанные с наступлением весны и лета – когда-то имели свой определенный репертуар. Со временем они превратились в массовые игрища.

Языческим праздником был праздник «грачиной каши», посвященный прилету грачей. Обряд был нацелен на призыв дождя и богатый урожай.

Большое внимание уделялось семейно-бытовым обрядам, в особенности, свадебному. Не исключено, что у предков татар был популярен обычай увоза невесты насильственным образом. Обязательной частью обряда было то, что во время свадьбы на пути жениха встречались различные препятствия, а дружки жениха служили ему защитниками. Также огромное значение имели песни-причитания невесты об уходе из родного дома, прощание с родителями. Главное место в свадебном обряде занимали поиски невесты.

Все события, происходившие во время свадьбы, обязательно сопровождались песней.

Без песен не обходилось и рождение ребенка, встреча гостя, девичьи посиделки.

Отдельное место в татарской традиции занимают пословицы и поговорки. Они сохранились до наших дней, не потеряв своего значение. Это связано с тем, что пословицы и поговорки носили, как правило, обобщенный характер и были основаны на трудовом и жизненном опыте татарского народа. Вот некоторые из них: «Батыр познается в бою», «Где единство – там жизнь», «Радость человека – труд». Во многих пословицах раскрывается такая особенность татарского народа, как умение ценить труд, который они считали источником жизни.

Близки к пословицам по своей тематике являлись загадки. Но загадки отличались тем, что носили более соревновательный характер, так как основывались на разного рода хитростях. Загадки были своеобразным инструментом для познания окружающей действительности и характерных признаков явлений и предметов.

Говоря о сказках татарского народа, следует отметить, что они основывались на сюжетах, присущих сказкам других народам. Но все же отличались психологическими, социальными, историческими нюансами, присущими конкретной национальности. Также они изменялись под влиянием исторических условий. Волшебные сказки включали в себя элементы магии. Популярным героем был Таз или Плешивый. В русских сказках этого героя называют Иван-дурак. Аналогом трехглавого змия в татарской сказке выступали трех-, шести- или двенадцатиглавые дивы.

Популярными были и сказки о животных. Нередко герои наделялись человеческими качествами. Со временем сказки о животных станут главным орудием для высмеивания пороков человека.

С незапамятных времен жизнь человека сопровождалось песнями и татарские песни не исключение из этого ряда. Народ всегда пользовался той магической силой песни, которая в ней есть и к сожалению, сегодня мы это утратили, за редким исключением. примером магической силы могут служить татарские песни героического содержания, которые восхваляют народных героев, слушая такие песни зачастую физически начинаешь переживать событие излагаемые в этой песне.

Татарские песни использовались и как колыбельные песни для убаюкивания младенцев, перед сном. Так же татарские песни в фольклоре используется для показа жизненно-бытовых ситуаций с неожиданной стороны, так называемые шуточные песни, аналог русских частушек. Татарские песни раньше использовались на трудовых начинания будь то посевы или уборки урожая. Есть еще большая категория песен, которые поются на народных гуляниях и праздниках. Все это говорит о сильной потребности человеческой натуры в песнях.

Мы тут не упомянули музыку, а больше речь идет о песнях. На мой взгляд, роль музыки людьми переоценивается , песня имеет более существенное влияние, конечно при наложении одного на другое получится бомба , как сегодня выражается маргинальная часть молодежи, когда хотят что-то похвалить. Радует то, что современная молодежь начинают тянуться к своей культуре, к истории. Начинают понимать, что на одной западной попсовой культуре не доедешь или доедешь , только совсем не туда куда мы хотели б попасть. Что сегодня творится с Европой мы все видим, деморализация и старение.

Ни одни здравомыслящий человек, в сознании не захочет стремится к таким идеалам. На словах Европа декларирует самые высокие гуманные цели, но мало кто задает вопрос: хорошо, если вы это декларируете, а почему у вас такая деморализация общества. Когда заработок проститутки считается достойным делом , когда наркомания и алкоголизм считаются обычным делом, когда стариков выкидывают свои же дети на улицу. Думаю, этот вопрос останется открытым. Вот такую культуру нам навязывают и первыми ласточками является музыкальная культура, а зетем идут более существенный идеологические ценности. И при такой завуалированной экспансии важно сохранить свою культуру ,традиции и историю.

Дополнительные источники:

Интернет-источник 1

Интернет-источник 2


Фольклор Удмуртии


Удмуртские пословицы и поговорки

Жемчуг ищи в море, мудрость - в народе - говорят удмурты. Это высказывание может наглядно подтвердить мысль фольклористов о том, что лучшие сборники пословиц и поговорок можно поставить в один ряд с величайшими произведениями мировой литературы.

Значение и смысл «малых» по своей форме устно-поэтических произведений вложено удмуртским народом в традиционные определения этого жанра: кылпум «слово за слово» пересьёслэн верамзы «слова (сказания стариков) предков», вашкалаослэн верам кылъёссы «сказанные предками слова», удмуртлэн верам кылыз «сказанные удмуртами слова». Пословицы и поговорки могли, очевидно, определяться в народе и такими терминами, как кылбур «доброе (добротное), художественно обработанное слово» (в удмуртской литературе этим термином обозначается стихотворение), выжыкыл «слово стариков, слово рода», мадиськон «то, что рассказывается». Несмотря на такое разнообразие определений, смысл произведений данного жанра остается одним: «слово, выражение, пришедшее из глубины веков; мудрость, переданная предыдущими поколениями».

И хотя все эти термины могут быть отнесены и к другим жанрам, как нельзя ярко они определяют и сущность удмуртских народных пословиц и поговорок, поскольку не осмысливаются как что-то самостоятельное, четко отделенное не только от самой речи, но и самих типичных жизненных ситуаций. Насколько органично пословицы и поговорки вплетаются в живую речь и не выделяются из нее народом, свидетельствует один из первых крупных собирателей и исследователей удмуртского фольклора К. П. Герд: «Попросите любого удмурта что-нибудь спеть и тут же попросите рассказать ... пословицы. Он напоет много песен, расскажет много легенд, но дать ряд пословиц и поговорок он или совсем не сможет, или скажет: «Уг тодскы» («Не знаю»). Пословицу, поговорку удмурт не может оторвать от живой речи, он ее и не мыслит как нечто отдельное. Но начните с ним, как с равным, разговаривать, поживите с ним известное время в его трудовой, повседневной обстановке и вы убедитесь, что каждая выраженная удмуртом мысль есть своего рода пословица, продукт многовекового жизненного опыта целого народа».

«Человеку, не выросшему в обстановке удмуртского быта,- далее продолжает К. П. Герд,- не понимающему иногда неуловимых оттенков удмуртской речи, несомненно трудно из общей речи выбирать отдельные пословицы. Для чужестранца это недоступно и невозможно. Песня и ее исполнение в некотором отношении как бы стали ремеслом отдельных певцов, а пословицы и поговорки переплетены в живой речи, их одновременно и знают, и не знают, ибо они создаются и умирают в процессе самой речи ... »

Пословицы и поговорки, благодаря их способности воплощать в конкретных образах абстрактные понятия, вводятся народом в обиходную речь для характеристики тех или иных явлений, или жизненных ситуаций. Сам характер изречений указывает на то, что народ приемлет или отвергает, одобряет или отрицает, высоко оценивает или осуждает; кому или чему добродушно улыбается; над чем иронизирует и над чем смеется.

Пословица искони служила выражением положительных идеалов народа. Она утверждает их даже тогда, когда высмеивает отрицательные факты и явления. Радость и счастье, говорит пословица, в труде. «Любишь мед - терпи жало пчел»; «Делай свое дело, не плачь, что счастья нет». Мерилом всех лучших качеств человека становится его способность к повседневному труду: «День народится - и работа появится»; «Кто без дела, тот без хлеба». И, несмотря на полное осознание тяжести крестьянского труда, народ проповедует труд в охотку, труд в радость, труд как средство от всех физических и моральных недугов: «Счастья не ищут, его в труде обретают»; «Дерево славится плодами, человек – делами»; «От работы руки-ноги не скрючит». Народом прославляется труд осознанный, творческий, с крестьянской сметливостью и благоразумием: «Трудиться и глупый Микки может, жить-то ум бы надобен); «Медведь - силой, человек – смекалкой»; «Умный у огня согреется, глупый – обожжется».

Но сила человека, как гласят пословицы, не только в его умении трудиться, не только в его уме. Сила его еще и в умении жить в семье, в кругу родственников в деревенской общине - в любом обществе, с каким сталкивается человек в течение всей своей жизни: «Одна пчела меду не припасет»; «Одинокое дерево ветер легко валит»; «Не желай людям зла, иначе не будет (тебе) добра».

Человеку помогают стать полноценным членом коллектива, жить бок о бок с другими людьми, прежде всего, такие черты характера, которые не противоречат нормам народной этики и обычаям: «Добрая душа половина счастья»; «Скромный человек счастлив»; «Тот не человек, кто не делает добра»; «Терпение вынесет, нетерпение сломит». Признавая силу коллектива, народ одновременно подчеркивает и самобытность, неординарность, незаменимость своей составной частички каждого отдельного человека: «Всякая травинка на своем стебле растет»; «У каждого цветка свой запах».

Для выражения своих эмоций и выяснения отношений между предметами

и явлениями народ прибегает к определенным реалиям, раскрывающим в совокупности быт, нравы и обычаи народа. Но при всей специфике этих реалий суть удмуртских пословиц и поговорок близка сути произведений данного жанра в фольклоре других народов. Причем близость определяется не столько в силу законов одного жанра, сколько в силу извечных истин, которое человечество пытается постичь и передать в столь лаконичной и доступной форме последующим поколениям. Что такое добро и зло? Величие и ничтожность? Счастье и горе? Благородство и низость? В чем смысл жизни? Вот практически, какие вопросы лежат в основе всех высказываний, заключенных в целых сборниках. Но, помимо пословиц и поговорок, составляющих большую часть паремического фонда языка, в систему народных изречений входят еще народные афоризмы, присловья, пожелания, ругательства и угрозы, скороговорки, пустобайки, клятвы, прибаутки, шуточные ответы и поддевки. Общность семантических, структурно-стилистических и функциональных особенностей каждого из видов паремий дает возможность выделять их в отдельные группы. Ярче всех и в семантическом и в структурно-стилистическом плане выражены пословицы - визькылъёс. К ним относятся грамматически законченные суждения, воспринимающиеся как в буквальном, так и в переносном смысле, или, как принято считать паремиологами, содержащие образную мотивировку смысла, например: «У торящего дорогу конь в мыле»; «Если вода за тобой не бежит, сам иди за нею»; «На чужом столе и рыба без костей».

Близки пословицам по своей грамматической форме народные афоризмы - индылонъёс или нодъясь кылъёс. Это изречения, которые так же, как и пословицы, выражают какую-то закономерность, правило, но, в отличие от них, не строят суждение на иносказании. Они предстают в виде делового совета, практического наставления без каких-либо обиняков: «Человек не от работы, от горя сохнет»; «Не будешь верить в свои силы – пропадешь»; «Самый тяжелый труд – безделье».

Пословицы и народные афоризмы представлены всеми основными в народной удмуртской речи типами простых и сложных предложений.

С грамматическими конструкциями композиционно слиты и поэтические приемы, благодаря которым достигается высокохудожественная форма этих изречений, создается целое художественное произведение в миниатюре: «Красота подбородка борода, красота речи - мудрое слово»; «Не посмотрев в посуду, из нее не ешь, не увидев мать, не бери ее дочь замуж».

Незамкнутые предложения с прямым смыслом относятся к присловьям.

Чаще всего присловьями оказываются устойчивые конструкции с сравнительным словом кадь (как, что, будто, словно). Но иногда сравнительное слово выпадает, и сравнение превращается в метафору, усиливая и сопоставление, и смысл высказывания. Например, одновременно могут сосуществовать: «Он как черный хлеб» и «Он - черный хлеб!»; «Словно невылупившийся цыпленок» и «Невылупившийся цыпленок». Утеря в подобных конструкциях сравнительного слова способствует повышению эмоциональности высказывания и придания ему особенной экспрессивности. Если это происходит с•высказываниями, подчеркивающими недостатки человека, выражения могут превратиться в бранные слова, ругательства. Вместе с угрозами они составляют уже другой вид паремий, в удмуртском языке именуемый термином тышкаськонъёс или тышкаськон кылъёс. Формально они близки присловьям, но отличаются от них большей экспрессией «Курица-се Поговорки - лэчыт кылъёс, в отличие от пословиц и афоризмов, представляют собой незамкнутые предложения с образной мотивировкой. Недостающий член предложения легко восполняется в речи в зависимости от контекста: «Свое не подрумяненным отдает»; «На языке за Каму переправит» ; «Оба и одного человека не стоят».

Незамкнутые предложения с прямым смыслом относятся к присловьям.

Чаще всего присловьями оказываются устойчивые конструкции с сравнительным словом кадь (как, что, будто, словно). Но иногда сравнительное слово выпадает, и сравнение превращается в метафору, усиливая и сопоставление, и смысл высказывания. Например, одновременно могут сосуществовать: «Он как черный хлеб» и «Он - черный хлеб!»; «Словно невылупившийся цыпленок» и «Невылупившийся цыпленок». Утеря в подобных конструкциях сравнительного слова способствует повышению эмоциональности высказывания и придания ему особенной экспрессивности. Если это происходит с•высказываниями, подчеркивающими недостатки человека, выражения могут превратиться в бранные слова, ругательства. Вместе с угрозами они составляют уже другой вид паремий, в удмуртском языке именуемый термином тышкаськонъёс или тышкаськон кылъёс. Формально они близки присловьям, но отличаются от них большей экспрессией «Курица-седушка!»; «Недо Поговорки - лэчыт кылъёс, в отличие от пословиц и афоризмов, представляют собой незамкнутые предложения с образной мотивировкой. Недостающий член предложения легко восполняется в речи в зависимости от контекста: «Свое не подрумяненным отдает»; «На языке за Каму переправит» ; «Оба и одного человека не стоят».

Незамкнутые предложения с прямым смыслом относятся к присловьям.

Чаще всего присловьями оказываются устойчивые конструкции с сравнительным словом кадь (как, что, будто, словно). Но иногда сравнительное слово выпадает, и сравнение превращается в метафору, усиливая и сопоставление, и смысл высказывания. Например, одновременно могут сосуществовать: «Он как черный хлеб» и «Он - черный хлеб!»; «Словно невылупившийся цыпленок» и «Невылупившийся цыпленок». Утеря в подобных конструкциях сравнительного слова способствует повышению эмоциональности высказывания и придания ему особенной экспрессивности. Если это происходит с•высказываниями, подчеркивающими недостатки человека, выражения могут превратиться в бранные слова, ругательства. Вместе с угрозами они составляют уже другой вид паремий, в удмуртском языке именуемый термином тышкаськонъёс или тышкаськон кылъёс. Формально они близки присловьям, но отличаются от них большей экспрессией «Курица-седушка!»; «Недолизанный теленок!»; «Навозный гриб!); «Пирог с калиной!) - в значении: размазня.

Удмурты — народ в Российской Федерации, основное население Удмуртской Республики. Общая численность в мире — около 700 тысяч человек. Удмуртов условно разделяют на северных (влияние русских) и южных (тюркское влияние). Говорят на удмуртском языке, принадлежащем к финно-угорской группе уральской языковой семьи. Имеются северный, южный, бесермянский диалекты и срединные говоры. Большинство верующих удмуртов — православные, некоторая часть придерживается традиционных верований. В устном фольклоре удмуртов бережно сохранились музыкальные, песенные традиции, мифы о возникновении земли, человека, различных животных, предания о древней истории народа, богатырях, сказки, пословицы, поговорки, загадки.

***

○ Дерево славится плодами, человек – делами.

○ Добрая душа — половина счастья.

○ Если вода за тобой не бежит, сам иди за нею.

○ Жемчуг ищи в море, мудрость — в народе.

○ Красота лица — борода, красота речи — мудрое слово.

○ Кто без дела, — тот без хлеба.

○ Не будешь верить в свои силы – пропадёшь.

○ Одинокое дерево ветер легко валит.

○ От работы руки-ноги не скрючит.

○ Рыбу не сваришь раньше, чем поймаешь.

○ Скромный человек счастлив.

○ Счастье не ищут, его в труде обретают.

○ Тот не человек, кто не делает добра.

○ У каждого цветка свой запах.

○ У торящего дорогу конь в мыле.

○ Умный у огня согреется, глупый – обожжётся.

○ Человек не от работы, от горя сохнет.

***

Удмуртские загадки

Загадка – один из древнейших и самобытных жанров удмуртского фольклора. Представленная в виде краткого образного выражения, смысл которого кажется странным до тех пор, пока не известен ответ, загадка не только поэтизирует окружающий мир, но наводит на размышления, заставляет задуматься над качествами и свойствами предметов и явлений, раскрывать и сопоставлять их особенности и различия.

Загадка в народно-бытовой традиции. Традиция загадывания у удмуртов в прошлом имела специфические черты. Загадывание было в основном приурочено к определенному времени – с покрова (пукро нунал) до Нового года (Выль ар) или до крещения. Поводом к такому строгому установлению сроков служило магическое отношение удмуртов к слову. По народным представлениям, весь окружающий мир был устроен гармонично, все жило и развивалось по строго выработанной системе. Но человек помимо своей воли мог нарушить закономерность развития каким-нибудь необдуманным словом. В то время, когда природа жила полной жизнью, играть и шутить считалось весьма предосудительным. Загадка, представляющая собой наряду со сказками особый вид развлечения, могла загадываться только тогда, когда завершались полевые работы и выпадал первый снег. В это время в деревнях проводились мадиськон (мачкон) вечера загадок и сказок, вечера бесед. Старые и молодые собирались вместе. Женщины и девушки пряли, занимались рукоделием, мужчины плели лапти, вили веревки.

Присутствующие сидели обычно полукругом вокруг ведущего… Загадывание начинал самый старший участник вечера, затем наступала и очередь молодых. Чаще всего загадывали загадки, которые перешли от предков и больше известны старшему поколению. Многие создавали загадки сами. Если загадка была удачной, ее запоминали и загадывали на следующем вечере другим слушателям, со временем она становилась известной всем».

Загадывание было также составной частью посиделок, проводимых в вожо-дыр (святки). В первый же день рождества молодежь выбирала избу попросторнее, договаривалась с хозяевами, чтобы ее уступили им на весь праздник. Сюда приносили съестные припасы, здесь же стряпали. Вечером, после совершения обряда, начинались игры. Пение и пляски прерывались рассказыванием сказок и загадыванием загадок.

Удмуртские мифы, легенды, сказки

Из фольклора удмуртами созданы мифы, легенды, сказки (волшебные, о животных, реалистические), загадки. Главное место занимает лирическое песенное творчество. Эпический жанр не развит.


Мелодия Небесной Росы

Удмуртская легенда

Жила когда-то в дремучем лесу старая мудрая Ель. Звали её Мудор-Куз - мать Леса. Говорят, с неё начинался Лес, а может быть, и сама Земля. Солнце отдыхало на её ветвях. Из-под её корней нарождался робкий родник, чтобы потом превратиться в могучую Белую Каму.

Издалека приходили люди, чтобы поклониться Мудор-Куз. Но однажды мачеха Солнца, Злая Молния, страшным огнём опалила Мудор-Куз. Ель умерла.

Но пришёл человек и оживил её. Он сделал из неё Гусли-Крезь и вложил в них свою человеческую душу. Так у людей появились Быдзым Крезь - Великие Гусли. Когда они звучали, Солнце приближалось к Земле, чтобы их послушать. Когда они пели «Инву Утчан Гур» - «Мелодию Небесной Росы», Небо плакало дождём.


Как землю сотворили

Миф о сотворении земли

Это было так давно, что даже никто не помнит, когда это было. Ни земли, ни людей на всём свете: только небо, вода и солнце. На небе жил хозяин неба Инмар. Само его имя состоит из слов «ин» и «мар». Всякий, кто научится понимать удмуртский язык, узнает в «ин» - небо, а в «мар» - что. То, что в небе, и есть Инмар.

А в воде жил хозяин воды Вукузё. Небо было чистое-чистое, как снег, белое-белое как берёза. Оно висело так близко к воде, что Инмар, не спускаясь, черпал воду золотым ковшом с длинной ручкой и поливал облака, чтоб они не высыхали от солнца. Заботы не ведал хозяин неба. И Вукузё никакой работы не знал, только и делал, что целыми днями сушил свою зелёную бороду: вешал конец бороды на облако, а сам ложился на воду и лежал себе, подрёмывая.

Хотя борода Вукузё была длиннее, Инмар считался у них старше, а потому хозяин воды должен был повиноваться ему. Так и жили они много веков по соседству. Один пас облака, другой - бороду сушил да воду время от времени мутил.

Однажды взгрустнулось Инмару, и пришло ему на ум переменить занятие. Он повесил ковш на любимое облако, которое всегда под рукой держал, снял бороду Вукузё с облака и велел тому нырнуть поглубже - достать земли со дна.

Не понравилось Вукузё, что Инмар помешал ему бороду досушить и на солнце погреться вволю, а перечить старшему не посмел. Послушаться - послушался, но обиду затаил. «Ишь, раз он Инмар агай (удмурт. - старший брат), то и понукает! - думал он, опускаясь на дно. - Достань ему земли да ещё до крупинки отдай. Ему - всё, а мне, выну (удмурт. - младший брат), - ничего?». Взял он две пригоршни со дна и, чтобы утаить от Инмара, часть земли положил за щеку и вынырнул.

Инмар бережно принял доставленную землю, положил на ладонь, разровнял, дождался, когда она подсохнет, а потом начал сдувать её во все четыре стороны. Упав на воду, согретая солнцем и дыханием Инмара, земля стала разбухать и расти-разрастаться. Её становилось все больше и больше, столько, что конца-краю не видать. Хотя и далеко видно было: земля-то получилась гладкая-гладкая, как сковорода, - ни гор, ни холмов, ни оврагов, ни болот.

Стала разбухать и та земля, что Вукузё припрятал за щекой. Росла, росла - вот-вот голову разнесёт. Так бы и вышло, наверное, не догадайся Вукузё плюнуть, что есть силы. И разлетелась та земля в разные стороны, упала на ровную землю Инмара горами да болотами, кочками да оврагами. Не схитри, не ослушайся Вукузё Инмара, земля досталась бы людям совершенно ровная - без возвышенностей и низин, без гор и болот.

Инмар, довольный совершением нечаянной задумки, даже не заметил перемены, что случилась с землёй из-за Вукузё. Он уже принялся за привычное занятие: стал перегонять облака с места на место. Только заметил, плохо они взбиваются, мало кучерявятся, пришло, знать время полить их водицей. Взял Инмар ковш с длинной ручкой, отогнал облака, чтоб не мешали черпать воду. Только тут и увидел, что сталось с землёй, только тут и понял, отчего облака стали мятые и рваные: горы царапали им брюхо, мяли и разрывали их. Чья это проделка, не надо было и угадывать: всего-то двое жили на свете. «Ну, бездельник, ну, лежебока! Погоди же!» - рассердился впервые Инмар. Оставил все дела и стал думать, как раз и навсегда проучить Вукузё, чтоб неповадно было самовольничать.

Удмуртские сказки

Выжыкыл (сказка) – это эпическое устное произведение, преимущественно волшебного, авантюрного или бытового характера, с установкой на вымысел. По характеру повествования оно всегда занимательно. Именно занимательность и установка на вымысел отличают сказку от других повествовательных жанров фольклора.

Удмуртский сказочный репертуар богат и разнообразен.

Имеющийся фактический материал по темам и мотивам, по характеру вымысла и художественным особенностям дает основание выделить следующие группы сказок:

а) мифологические сказки,

б) волшебные сказки,

в) сказки о животных,

г) бытовые новеллистические сказки.

Эта классификация не может исчерпать всех видов сказок, она отражает основные характерные сказочные группы и, подобно классификации любого сказочного жанра, не лишена некоторой условности.

Когда любознательный взгляд человека начинает проникать в то, что его окружает, появляются сказки о животных и растениях. В них древний человек пытается объяснить причину той или иной особенности представителей окружающего мира. Так возникают сказки о том, почему медведь прячется на зиму в берлогу, почему у ржи колос не во весь стебель, почему горошина состоит из двух половинок и т. д. Разумеется, эти объяснения пока еще – чистейший плод фантазии, но они уже свидетельство того, что человек хочет знать все, что ему стало невозможно жить в неведении.

В древности человек был во многом зависим от умения распознавать повадки и нравы животных. В сказках о животных удмурт – охотник и природолюб – сохранил и донес до наших дней наблюдения природного поведения зверей и животных. Он относился к ним, как к меньшим своим собратьям, хотя иногда в чем-то – в силе, ловкости, быстроте – и превосходящим человека. Наблюдая за удачами и неудачами в общении с животным миром, стал передавать свой опыт другим поколениям через сказки о животных.

Мы называем теперь сказками то, что для первых слушателей было уроками охоты, природоведения, которые учили с уважением относиться к силе медведя, называя его «хозяином леса» и даже поклоняясь ему с целью задобрить, расположить к себе. При случае, правда, его можно обмануть: он сильный, но бесхитростный. Волк слабее медведя, но нахальнее и глупее. К тому же он вечно голоден, а вернее, ненасытен. Волк настолько глуп, что его могут перехитрить даже такие безобидные зверюшки, как заяц или козленок. Длиннохвостая лиса Васса в удмуртской сказке хитра, как и в сказках других народов, льстива с сильными и высокомерна со слабыми, но она еще и глуповата. Петух, голубь, кот без особого труда одерживают над ней победу.

Со временем эти сказки перестали быть уроками природоведения: человечество шагнуло далеко вперед к истинному знанию. А сказки остались сказками. До Октябрьской революции народ выражал в них отношение к угнетателям и поработителям, кичащимся и злоупотребляющим своей силой.

Почему же и теперь мы любим сказки о животных? Не потому ли, что они, во-первых, помогают нам лучше узнать наших «младших братьев» – животных и, во-вторых, позволяют критически и не без юмора оценивать собственное поведение и поступки окружающих нас людей. Высокомерие, бахвальство, самонадеянность, трусость, коварство, приписываемые в сказках медведю, волку, лисе и другим зверям, не помогают ли нам построже взглянуть на себя и круг своих знакомых? Не воспитывают ли они в нас скромность, благожелательность, принципиальность, самоотверженность? Да, да и да! Не случайно характерной особенностью современной удмуртской сказки о животных является победа слабого персонажа над сильным и жестоким: козленок побеждает волка, петух или голубь – лису, кот – медведя. Герои сказок о животных, сохранив традиционные повадки и характеры, в наши дни обрели новую жизнь и выполняют благородную задачу: помогают воспитывать нового человека добрым, сильным, великодушным, высмеивая все косное, чуждое, отсталое.

Волшебные сказки моложе сказок о животных. В них есть то, что достигнуто человеком, и то, что казалось пока несбыточным. Иными словами, в волшебных сказках запечатлена мечта народа о всесильном, всемогущем человеке, живущем на земле и покоряющем время, пространство, огонь, воду. Это удавалось ему при помощи волшебных средств, доставшихся трудом и добросердечием.

Мир удмуртской волшебной сказки поражает обыденностью и фантастичностью. Герои ее на себе испытали голод и холод, несправедливость и обман. Борясь с нуждой и неправдой, они творят чудеса: забираются на небо, опускаются под землю, не сгорают в огне, не тонут в воде. Благодаря чудесным предметам и помощникам они побеждают сильнейших противников. Эти сказки отражают один из первых этапов борьбы человека с злыми силами природы, победу неутомимого искателя и труженика над ними, богатство души и нравственную красоту его.

Чудесный дар, полученный героем волшебной сказки, хитростью и коварством отнимается у него завистливыми и злыми людьми: купцами, попами, богатеями. Однако сказочный герой в конце добивается наказания обидчиков и снова становится хозяином предназначенных ему волшебных даров. Почему? Да потому, что народ-созидатель и труженик в пору бесправия и угнетения верил в свои творческие силы и в неминуемое торжество справедливости. Правда, он не знал, какими путями это будет достигнуто, но мечтал об этом в сказках. Он мечтал о чудесных помощниках: топоре-саморубе, платке-невидимке, молодильных яблоках, скатерти-самобранке, дудке-самоплясе, лаптях-самоходах и других. Они сулили ему достойное вознаграждение за труд, облегчение тяжких работ, долголетие, сокращение расстояний, добрый отдых и многое, многое другое, отчего жизнь стала бы прекрасной и удивительной.

Герой удмуртской волшебной сказки – не царь и не царевич, не король и не королевич. Чаще всего – просто Иван или Иван-бедняк. Иногда это безымянный солдат, отслуживший долгую солдатскую службу царю и оставшийся сиротой на белом свете: ни кола ни двора, ни копейки на черный день. И вот что характерно: обездоленный герой не озлоблен, не ожесточен, а наоборот, сердце у него доброе и отзывчивое, разум светел и ясен, руки ловкие и умелые. Такой герой противоборствует врагам сильным и могущественным. Да не только противоборствует, но и побеждает, как, например, в сказках «Бедный Иван», «Гуньдыр инмар и Прок староста).

Почему герой волшебной сказки всесилен, всемогущ? Только ли потому, что стал обладателем фантастических даров-помощников? Ведь эти же дары, попав в недобрые руки, почти теряют свою добрую силу. Наверное, дело не в них, а в том, что герой сказки действует обычно не только от себя лично, а и от имени тех, чьи интересы он отстаивает пуще своих собственных, – от имени семьи, односельчан, народа. Это и делает его непобедимым и всесильным. Злые, противоборствующие герою силы в волшебных сказках предстают то как традиционные сказочные цари или купцы, то олицетворяются в виде змея, обыды, шайтанов и самого бога инмара. Эти силы стоят на пути героя к счастью, мешают жить честным людям, обрекая их на беды и вымирание. Но герой одолевает их.

Итак, можно сказать, что в волшебной сказке главными и непременными моментами являются борьба, подвиги, добывание. Поэтому все действующие в ней силы резко делятся на два лагеря: собственно герои, герои в прямом смысле, и их враги. Особенностью волшебных сказок является прием преувеличения, гиперболизации. Трудности в них преувеличены настолько, что кажутся невыполнимыми, носители злого начала – неодолимыми, возможности волшебных предметов – неисчислимыми или неистощимыми. Зато главный герой до поры до времени умом-разумом, силой-умением особо не выделяется. У него и есть всего-то доброе сердце, чуткое к несправедливости и народному горю. Оно, это доброе сердце, и делает его всесильным. Благодаря ему, он получает в награду волшебных помощников, волшебные предметы или волшебное умение. Потому-то сказки и называются волшебными,

Самыми молодыми из всех сказок в науке считаются реалистические, или бытовые. Когда человек был в полной зависимости от природы, когда от удачливости в охоте или рыболовстве зависело его ближайшее завтра, легенды, мифы, сказки о животных служили ему живой книгой жизни, в них отражался его опыт. Опыт пополнялся, пополнялась и устная книга о нем. В волшебной сказке древний человек начинает уже не только делиться опытом жизни, а и мечтать о таких помощниках, предметах, о таком умении, которые могли бы сделать его во много раз сильнее и могущественнее. Но как далеко еще было от мечты – лаптей-самоходов – до самолетов! От топора-саморуба – до электропилы «Дружба»! Мечта оставалась долго, очень долго мечтой. Не отказываясь от нее, надо было жить по законам, установившимся в обществе. А законы были явно несправедливы к трудящемуся человеку: кто много работал, трудился весь век, у того было мало прав и не было никакого достатка. Кто мало трудился, у того были все права и все богатства. Бедному человеку, чтобы достичь маломальского благополучия, надо было быть ловким и хитрым, изворотливым и сообразительным. Тогда и стали появляться сказки о бедняках – обманщиках и хитрецах, ловко надувавших самодовольных и жадных богачей. Нет у героев этих сказок ни волшебных помощников, ни чудесных даров или умения. Не надо им пробираться к солнцу или спускаться в подземное царство. И цели у них земные и средства достижения тоже повседневные. Они, доведенные нуждой до крайности, добиваются элементарной справедливости, вынуждая богача против собственного желания вернуть бедняку заработанное им или его собратьями. Помогает им при этом их единственное богатство: ловкость, сообразительность.

Тематика бытовых сказок отличается исключительным разнообразием. Буквально на все случаи жизни можно найти пример в удмуртских бытовых сказках. Есть среди них сказки на излюбленные темы, есть в них свои любимцы-герои. Так, в большинстве сказок варьируются темы женитьбы героя, счастья, судьбы.

Особенно популярны среди удмуртского народа сказки о ловком Алдар Иване или Алдар агае. Это непременно бедный, но сообразительный мужик. В последнее время его несколько потеснил Лопшо Педунь. Интересная история происходит на наших глазах с этим удивительным героем. Родился он скромным и в меру деятельным, не при советской власти, а задолго до революции, где-то в пределах нынешней Удмуртии. Обнаружила его одна из первых фольклорных экспедиций Удмуртского научно-исследовательского института. Жизнь к тому времени круто изменилась для удмуртов: при советской власти они стали равными среди равных, свободными среди свободных. Проделки Лопшо Педуня остались как память о прошлых временах, как пример юмора, свидетельствовавшего о нравственном здоровье удмуртского народа. Может, так бы завершилась биография этого персонажа, если бы не случай. В поисках собирательного имени хитреца – героя удмуртских сказок – писатель и фольклорист Д. А. Яшин обратился именно к этому, дотоле малоизвестному герою и, можно сказать, вдохнул в него новую жизнь, издав отдельную книгу о похождениях Лопшо Педуня (Лопшо Педунь смеется (на удм. яз). Ижевск, 1968). Теперь этот герой настолько полюбился читателю, что стал собирательным, и устная молва, журналисты и писатели приписывают ему заслуги некоторых прежних Алдаров и Иванов, а также придумывают новые. И это естественный процесс, невиданно активизировавшийся в послеоктябрьский период. Сейчас сказки о Лопшо Педуне и других мудрых хитрецах воспринимаются нами как сокровище, созданное творческой фантазией удмуртского народа и запечатлевшее неистощимый юмор, разительное остроумие и высокий нравственный облик человека труда. Не следует забывать, что в прошлую эпоху, до революции, такие сказки были сокровенным достоянием народа и хранились в тайне от официальных властей, ибо в них содержался своеобразный протест против угнетения, неравенства, несправедливости.

В бытовых сказках ловкие и хитрые герои, солдаты, работники, даже разбойники, околпачивают попов, купцов, вплоть до самого царя. Во всех них налицо противопоставление бедности и богатства, ума и самодовольной тупости, самоотверженной щедрости и алчной жадности. В отличие от волшебных сказок, в реалистических сказках противопоставление дается на материале фактов и явлений обыденной, повседневной жизни.

Бытовая сказка представляет собою обобщение, типическое отражение жизненных явлений. И, тем не менее, она – сказка. Не быль, не отдельный факт действительности. В ней четко прослеживается сказочное начало, сказочная суть. То, о чем рассказывается, возможно, в некоторых деталях где-то с кем-то случалось и в жизни, точнее сказать, могло случиться. Ловкий, сообразительный работник, например, мог перехитрить хозяина раз, два, несколько раз. Но такое случалось крайне редко. В подавляющем большинстве было наоборот: хозяин не был бы хозяином, когда б не наживался за счет других, то есть за счет тех, кто работал. В сказках желаемое выдается за действительное. В них всегда батрак, работник, солдат на первый взгляд откровенно простоват, принимает все условия хозяина, даже заведомо нелепые, как, например: если рассердится, то хозяин отрежет ему нос. На самом деле не батрак, а хозяин предстает простофилей, утратившим здравый рассудок из-за жадности и корысти: поп высиживает жеребенка из арбуза, купец удерживает вилами солнце в небе ... Это и есть художественный прием сатирического заострения, характерный для реалистических произведений вообще и для бытовых сказок в частности.

До революции в сказках часто встречался сюжет «случайного счастья»: герой-бедняк, дойдя до крайней степени нужды, вдруг находил клад, случайно обретал богатство. Мечтая об обеспеченной, счастливой доле, удмурты, как и другие народы, не знали точных путей ее достижения, все надежды возлагали на случай. Дорога к счастью, проложенная Великим Октябрем, привела к тому, что удмуртский народ стал иначе выражать свои мечты о счастливой жизни. Сюжеты о случайном счастье, о кладах все реже регистрируются фольклорными экспедициями и в настоящее время почти не встречаются. На примере сказки «Поп и таракан» можно проследить новое отношение народа к сюжету «случайного счастья ». Отныне мечта о счастье по случаю приписывается не бедняку, а его бывшему хозяину – попу. В названной сказке поп, погнавшись за легким богатством, оказывается наказанным этим свалившимся на его голову «счастьем». Такова живая жизнь народной сказки. Народ не отказывается от нее в новых условиях, богатство оказывается не лишним и при счастливой жизни. Новые жизненные условия социалистического общества обусловили исчезновение сказочного сюжета «счастья по случаю» и, с другой стороны, дали ему прямо противоположную функцию. Герой современной удмуртской сказки побеждает всех врагов, начиная от кулаков, попов и кончая шайтанами и богами. Именно поэтому главным в сказках, записанных в послеоктябрьский период, стал мотив счастья по праву, а не по случаю.

Дополнительные источники:

Удмуртские пословицы

Удмуртские поговорки и присловья

Сказки удмуртские

Удмуртские мифы и предания

Фольклор Удмуртия

Удмуртские загадки

Удмуртские пословицы и поговорки

Использованная литература:

Удмуртские народные сказки. Издание 2-е, дополненное, Ижевск, «Удмуртия», 1976.

Удмуртские народные сказки. Ижевск, Удмуртгосиздат, 1948.

Удмуртская народная сказка. Ижевск, «Удмуртия», 1965.

Удмуртский фольклор. Загадки/ Составитель Т.Г. Перевозчикова. – Ижевск: Удмуртия, 1982. – 256 с.

Удмуртский фольклор: Пословицы, афоризмы и поговорки/ Составитель Т.Г. Перевозчикова. – Устинов: Удмуртия, 1987. – 276 с.


Фольклор Чувашии


Чувашские пословицы и поговорки

Чуваши — тюркский народ, один из коренных народов Поволжья и Прикамья, входивший до присоединения к Московской Руси в Казанское ханство, но сохраняя тем не менее достаточную обособленность. Общая численность чувашей — около 1,5 млн. человек. Чувашский язык входит в булгарскую группу тюркской ветви алтайской семьи языков. Родственные народы чувашей: булгары, савиры, хазары. В настоящее время большинство верующих чувашей являются православными, до присоединения в 1551 году к Русскому государству были язычниками.

***

○ Близкий друг лучше иного родича.

○ Близок локоть, но не повернёшь его, чтобы укусить.

○ В пути нужны отважные, на поле брани нужны богатыри.

○ Для дурака, что ни день, то праздник.

○ Добрая слава ценнее богатства.

○ Дома не сумела сварить похлёбку, а в деревне сварила кашу.

○ Если нарядить, и пень будет красив, как сваха.

○ За дикими гусями и сойка собралась.

○ Когда есть место у дверей, не садятся на передние скамьи.

○ Кто не видел рыбы, тому и уха хороша.

○ Люди радуются, и песня радуется; люди печалятся, и песня грустит.

○ Мать — богиня рода.

○ Между двух оглобель невозможно запрячь двух лошадей.

○ Молотить рожь хорошо впятером, а пироги есть — вдвоём.

○ На работе мало рук, за столом много рук.

○ Надёжный друг цены не имеет.

○ Не бери себе в спутники дурного человека.

○ Не следуй за негодяем.

○ Не каждый раз в невод попадает рыба.

○ Нескошенная трава — не сено.

○ Неумело лающая собака в деревню волка приводит.

○ Нить в тонком месте рвётся.

○ Пирог в чужих руках кажется большим.

○ По жеребцу заметно, каким будет конь.

○ Поле с глазами, лес с ушами.

○ Ребёнок — домашнее божество.

○ Резвый жеребец на пашне укрощается.

○ Сам себя не хвали, пусть тебя люди похвалят.

○ Слепой курице и шелуха пшеницей кажется.

○ Соседи дороже дальних родичей.

○ У друзей — одни песни, у друзей — одни обычаи.

○ У марийцев – клюква из-под снега, у чувашей – пиво из-под снега.

○ У чувашина – сыр, у татарина – кислое молоко.

○ Увидишь старого человека — сними шапку.

○ Храбрый голову сложил, беглец след проложил.

○ Человек без друзей, что дерево без корней.

○ Что есть – вместе, чего нет — пополам.

○ Чтобы управлять домашним хозяйством, нужен разум.

Чувашское устное народное творчество имело развитые виды и формы. Оно было тесно связано с сельскохозяйственным трудом и различного рода обрядами.

Фольклор чувашей основывается на песне. Молодежью исполнялись песни во время улах (посиделок) и уяв, вайа (вечерних хороводов), сере яни (гаданий на кольцах), саварни чупни (масленичных катаний), Пели свадебные, трудовые, лирические, рекрутские, а кроме того исторические песни. Быᴛᴏʙали у чувашей и ритуальные песни, Пели во время проведения обрядов кёр сари или аван сари (осенние жертвоприношения в честь нового урожая) и т. д, Глубоко печальны были песни-причеты похоронно-поминального цикла.

До христианизации застольные песни чувашей имели сугубо обрядовую окраску. Они были полны духа уважения к обычаям, труду, родственным связям. Со временем застольные песни превратились в гостевые. Спецификой поэтики является образный параллелизм: первая половина песенной строфы содержит описание какого-либо природного явления, а вторая, основная, дает сходную с ним картину переживаний человека.

Среди многочисленных чувашских сказок (юмах) преобладают волшебные. Наиболее распростᴘẚʜᴇнные сюжеты их — поиски крестьянским сыном, по завету отца, страны счастья, борьба за возвращение украденного счастья, месть злым силам за поруганную честь родных и народа. Широко представлены сказки о животных, быᴛᴏʙые, новеллистические и т.п. Особый жанр народного творчества представляли заговоры и заклинания, связанные с языческим культом, Выражением народной мудрости являлись пословицы, поговорки, загадки. В чувашском фольклоре имеется слой исторических преданий и легенд (халап-сем) о жизни и героических деяниях древних предков, о болгарской эпохе, об иге монголо-татар и казанских феодалов, о Е. Пугачеве и др. Особенно популярны сказания об Улыпе — чувашском мифическом добром герое-великане.

В чувашской сказке «Не почитающий старого и сам добра не увидит» рассказывается о том, что сноха, не послушавши свекрови своей, решила сварить кашу не из пшена, а из проса и не на воде, а только на масле. Что же из этого вышло? Как только она открыла крышку, просяные зерна, не варившиеся, а жарившиеся, выскочив, попали ей в глаза и навеки ослепили. Главное в сказке, конечно, моральный вывод: нужно прислушиваться к голосу старых, учитывать их житейский опыт, иначе будешь наказан. Но для детей она содержит также и познавательный материал: на масле жарят, а не варят, следовательно, нелепо кашу варить без воды, на одном масле. Детям обычно об этом не говорят, потому что в жизни никто и не делает так, но в сказке дается наставление детям, что всему свое место, что во всем должен быть порядок.

Наиболее развитый жанр фольклора - песни. Строго соблюдалось соответствие песни времени, месту, поводу исполнения и социальному статусу исполнителей : молодёжная, обрядовая, рекрутская песня и т. п. Молодежь пела песни чаще всего во время посиделок, хороводов, гаданий, масленичных катаний. Популярными были застольные, рекрутские, гостевые, поминальные, свадебные, трудовые, лирические, а также исторические песни. Вокал чувашей, как правило, одноголосный. Музыкальные инструменты - волынка, пузырь, дуда, гусли, барабан, позднее гармонь и скрипка. Распространены легенды, сказки и предания, в том числе исторические предания о жизни предков чувашей, о временах Болгарского ханства, о казанских ханах, о присоединении чувашей к России, о переселении на Урал и в Сибирь, о возникновении чувашских деревень на новых землях, о чувашском богатыре Улыпе, о взятии Казани, о Степане Разине, Емельяне Пугачеве, топонимии, предания и др.

Дополнительные источники:

Чувашские пословицы и поговорки

Литература: Чуваши. Т.С. Гузенкова (Москва), В.П. Иванов (Чебоксары). // Народы России. Энциклопедия. Гл.редактор В.А.Тишков - М.: Большая Российская энциклопедия. 1994. с.404-408